???????
English
Главная >> Полезная информация >> Интересные статьи

Изучаем историю: РОССИЙСКИЙ ЧАЙ И ЧАЙНАЯ ТОРГОВЛЯ В ПЕРВУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ (К&Ч, №1, 2014)


Автр: Иван Соколов, кандидат исторических наук

НАЧАЛО: 1914 ГОД 

К началу Первой мировой войны российская чайная отрасль подошла с грузом нерешённых проблем, среди которых значимую роль играл «рабочий вопрос». Уже начавшаяся война существенно ухудшила положение российской экономики. Резко сократились объёмы импорта иностранных товаров по всем границам Российской империи (Рис. 1). 

Из цифр видно, что сокращение произошло более чем в два раза. К 1916 году объём импорта упал ещё больше – до 1048,1 млн. руб. Кроме того резко сократился российский экспорт: вывоз российских товаров на мировые рынки упал до 385,3 млн. руб. Возникло отрицательное торговое сальдо на 662,8 млн. руб.

Импорт по товарной группе «жизненных припасов» (куда входили чай, кофе и ряд других товаров) по европейской границе в 1914 г. составил лишь 120 872 000 руб., а к 1915 г. сократился до 75 578 000 руб. Сокращение русского экспорта снижало приток финансовых средств, на которые могли закупаться иностранные товары. Сжимался объём средств, доступных для кредитования, рос процент за использование кредита. Война обесценивала российский рубль, что не позволяло выгодно закупать товары за границами империи. Это разрушало российскую внешнюю торговлю вообще и её чайный сегмент,  в частности. На фоне невозможности вести стабильную торговлю по западным границам, русское купечество и промышленники увеличили внимание к рынкам Китая и Монголии, где немецкие товары начали вытесняться российскими. Однако данная тенденция не привела к увеличению закупок чая, так как торговля уже давно была не меновая «товар на товар», а велась на деньги. Полученные от экспорта российских товаров в Китай и Монголию средства русские торговцы не спешили инвестировать в закупки чая в Китае. Имеются данные, показывающие количество официально ввезённого в Россию и очищенного таможенными пошлинами чая для разных границ (Рис. 2).

ЛОГИСТИКА 

Для чаеторговой отрасли начавшаяся война, в первую очередь, создала крупные логистические проблемы. После разрешения ввоза чая по западным границам Российской империи в 1862 г. крупные чаеторговые компании сделали ставку на доставку «кантонских» чаёв из Европы, куда европейские предприниматели вывозили чай из портов Китая, а со второй половины 19 века – ещё из Индии и с Цейлона. Старый сухопутный маршрут доставки чая через северные районы Китая, Монголию, Сибирь и Урал оказался экономически менее эффективным, нежели доставка чая морем. В 1869 г. для судоходства был открыт Суэцкий канал, что резко снизило расходы по доставке грузов чая в Европу морем, а также увеличило скорость его доставки и, следовательно, скорость оборота капиталов. Введенный для чая, ввозившегося через таможню в Кяхте, протекционистский тариф не спас положение: возить чай по западным границам теперь было значительно выгоднее. Кроме того, постоянно росли объёмы чая, производимые новыми игроками на чайном рынке – Индией и Цейлоном. Значительная часть чая (более низкого качества, но и более дешёвого) от новых поставщиков доставлялась на европейские рынки (в частности, Лондонскую чайную биржу). Открывшие в Европейских странах свои представительства российские фирмы, закупали товар на европейских биржах и отправляли его в Россию посуху или по Балтийскому морю. К началу Первой мировой большой поток чая шёл в южные морские порты России в Черном море через Босфор и Дарданеллы. После открытия судоходства по Суэцкому каналу крайне важным черноморским портом для перевалки чая стала Одесса. Европейские направления доставки чая в этот период оказались, в значительной степени, заблокированными. Часть товара, купленного и готового к отправке в Россию, не могла быть доставлена. Таким образом, значительная часть активов чаеторговых фирм оказалась «замороженной». Большой проблемой стала невозможность совершать финансовые операции в ряде европейских стран. Предприниматели начали выводить капитал из торговли и с отдельных рынков. Резко снизилась доступность кредитов, а процент за использование заёмных средств существенно вырос из-за комплекса факторов, среди которых были, в том числе, растущая инфляция и риски военного периода. Падала реальная стоимость рубля как валюты, сокращались реальные доходы населения. Часть покупателей переходила на товар более низкой ценовой категории, сокращалось количество купленного чая. Население все чаще отказывалось от чая и кофе, как в пользу суррогатов, производимых из российского сырья, так и доступных жителям сельской местности дикорастущих трав. Большое распространение в годы Первой мировой войны получил «морковный» чай, кипрей, «малиновый» чай и другие суррогаты. Наиболее логичным решением для чаеторговцев был возврат к использованию старых маршрутов доставки чая. Это привело к удорожанию продукта. Появились проблемы при закупке. Из-за изменений реальной стоимости валют было сложнее делать закупки в Китае. В отдельных центрах торговли русскими и китайскими товарами, расположенных в приграничных районах, стоимость рубля в начале Первой мировой войны даже несколько выросла, но этот рост был временным и локальным. Отдельные монгольские и уйгурские торговцы непродолжительное время отдавали предпочтение русскому рублю, отказываясь от приёма китайской валюты, либо принимая её к оплате с большим дисконтом. На фоне общей неопределённости рубль некоторое время казался более привлекательным активом. Однако ситуация быстро изменилась – рубль начал терять покупательную способность. Несмотря на активное железнодорожное строительство в Сибири, поставки чая наталкивались на общие проблемы с доставкой грузов: нехватку вагонов, недостаточную пропускную способность новых магистралей и др. На проведённом в 1914 г. Совете съездов представителей промышленности и торговли состояние чайного рынка определялось, как «критическое». Более того, Совет съездов принял решение сформировать особое совещание о положении дел в чайной торговле. Председателем совещания стал Н.Н. Изнар*. 

*Изнар Николай Николаевич (1851–1932), видный общественный и государственный деятель России 19-20 вв.

ЧАЙ С КАВКАЗА 

Российские чайные плантации на Кавказе, производившие достаточно дешёвый чай, не могли покрыть потребности чайного рынка Российской империи. К 1914 г. общее потребление чая в России, согласно данным официальной статистики, составляло около 180 000 000 фунтов ежегодно. Производители чая на Кавказе к 1914 г. достигли производства лишь в 323 947 фунтов, что было каплей в масштабе ежегодного потребления. К началу Первой мировой войны основные производственные мощности кавказских чаеводов были ограничены шестью фабриками: 4 фабрики были расположены в Батумской области и 2 - в Кутаисской (Рис. 3).

Было очевидно, что даже форсированное увеличение посадок чая не позволит обеспечить потребление внутри Российской империи в течение ближайших десятков лет.

ВОЙНА В РАЗГАРЕ: 1915 – 1916 гг. 

В 1915 г. стало ясно, что существенно вырастут прямые и косвенные налоги. В том же 1915 г. было запланировано повышение пошлины на чай, как байховый, так и кирпичный. Очевидным фактором, сдерживающим рост акцизов на чай, была боязнь властей слишком сильно ударить по бизнесу и, тем самым, снизить будущую доходность для казны. Проблемы чаеторговой отрасли отразились и на распределении чая внутри империи: как в секторе оптовой торговли, так и розничной. Цена на чай выросла, его качество снизилось, резко возросло производство фальсифицированных чаёв. Сложная ситуация отразилась также на динамике торгов чаем на различных биржах Российской империи. В Петрограде, например, согласно докладу председателя городской продовольственной комиссии, розничные цены на чай на 1 января 1915 г. сравнительно с ценами перед началом войны (данные на 1 июля 1914 г.) выросли на 27%. Тем не менее, петроградские цены на колониальные товары и, в частности, на чай с началом войны оказались ниже цен на колониальные товары, чем, например, в воюющей Германии. С началом войны в этой стране чай и кофе подорожали вдвое. Вопреки прогнозам война затягивалась. К 1916 году стоимость чая на внутреннем рынке Российской империи существенно выросла. К началу 1916 г. на Петроградской фруктовой, чайной, винной и рыбной бирже появились признаки кризисных явлений в торговле чаем. Отмечалось, что «война выдвинула перед биржей ряд сложных вопросов продовольствия столицы при неблагоприятных обстоятельствах». Биржевой комитет, в составе председателя И.В. Черепенникова и товарища председателя И.И. Баранова, пытались оперативно решать возникшие проблемы. 

КРЕДИТ

Сильнее всего начавшаяся Первая мировая ударила по рынку в Харбине в 1915/1916 гг. Несмотря на то, что военные действия проходили достаточно далеко от этого торгового центра, отсюда начался активный вывод капитала. Это привело к недостатку кредитных денег на рынке и, как следствие, росту кредитного процента. Курс рубля на иностранных биржах (включая расположенные в Китае) начал падать. Многие предприниматели, которые вели свою торговлю на заёмные деньги, не имея возможности перекредитоваться, оказались не в состоянии выполнять свои обязательства по прежним займам. Возникли и проблемы с перевозкой чая по железным дорогам, проложенным в Китае. Начался пересмотр временных правил о китайских речных таможнях, что также усложняло логистику в чайной торговле. Война, снижение запасов чая у чаеторговых фирм, рост цен, ухудшение качества чаёв – всё это отразилось и на ярмарочной торговле. Рост цен и падение качества снижали спрос на чай, снижение же спроса уменьшало предложение. Образовался замкнутый круг. В итоге за 1914 – 1915 гг. снизилось присутствие чаеторговых фирм (крупных, средних и мелких) даже на ключевых ярмарках. В качестве примера можно привести крупную Алексеевскую ярмарку в Пинеге, где в 1915 г. появился лишь один представитель крупной чаеторговой фирмы – Братьев К. и С. Поповых. В довоенный период на ярмарку съезжались представители 7 – 8 крупнейших чаеторговых фирм. Подобное наблюдалось на многих ярмарках. 

КОМУ ВОЙНА, А КОМУ… МЕЧТЫ ОБ ИНДИЙСКОМ ЧАЕ

В то же время война создавала не только проблемы участникам чайного рынка, многим предпринимателям она позволяла начать новый бизнес и отвоевать своё место на рынке. Вызванное войной вздорожание чаёв и снижение их качества привели в 1915/1916 гг. к появлению группы коммерсантов в Петрограде. Ими было принято решение учредить «Торговое товарищество торговли индийскими чаями», названное в прессе «Товариществом индийской чаеторговли». Проект его создания включал в себя идею вытеснения китайского чая с российского рынка чаем из Индии. Участие России в Первой мировой войне на стороне Великобритании открывало для торговцев заманчивую перспективу – получение, после окончания Первой мировой войны, прямого доступа к индийскому рынку, где можно было бы закупать чай среднего и высшего качества по доступным ценам. Предпринимателями прогнозировалось неплохое соотношение цены/качества индийского чая в сравнении с китайским. В расчётах это позволяло вытеснить с российского рынка большую часть китайских чаёв, кроме китайского чая низкой ценовой категории. Один из авторов писал: «Оставляя низшие сорта чаю на долю китайского ввоза, предположено распространить в России только высшие и отчасти средние сорта чая индийского производства, которые по цене и вкусовым качествам вполне могут привиться у нас в городских слоях населения, не довольствующегося чаем плохого приготовления, тем более при нынешних значительно повысившихся ценах даже на самый низкосортный товар». Увы! Товарищество так и не было создано. Предположение российских чаеторговцев о том, что после окончания Первой мировой войны им будет открыт доступ на рынки Индии, контролировавшиеся «союзниками» до Первой мировой, - англичанами, – с самого начала было не более чем иллюзией. 

ЗАБАЙКАЛЬЕ И МОНГОЛИЯ: ИТОГИ НЕДАЛЬНОВИДНОЙ ПОЛИТИКИ. ЯПОНСКИЙ ЧАЙ 

Военный период привёл к ослаблению российского купечества в Забайкалье и Монголии. Проблемы в чайной торговле в Забайкалье и Монголии накапливались постепенно и не были лишь следствием войны. После начала процессов отделения Монголии от переживавшего кризис Китая в 1911 – 1913 гг., в Монголию массово начинает поставляться кирпичный чай, произведенный на русских чайных фабриках в Китае. Русские купцы, в отсутствии конкуренции со стороны китайцев, необоснованно подняли цены на свои товары: как промышленные, так и чай. Цены на чай в Монголии поднялись на 75% – 100%, а в отдельных местностях – даже выше. В период с 1911 по 1916 гг. китайский чай (производства российских и китайских фабрик), чья стоимость в Монголии и русском Забайкалье выросла, получает значимого конкурента – японский кирпичный зелёный чай. Этот чай удовлетворял своим качеством местное население, но был «чрезвычайно дёшев» в сравнении с кирпичным чаем, произведенным в Китае на фабриках, принадлежавших российским предпринимателям. Итогом недальновидной политики российского купечества стало то, что японский кирпичный зелёный чай начал завоёвывать рынок. Близкий к чайной отрасли автор с ужасом писал в 1915 г.: «Появление в нашем Забайкалье и Монголии зелёного кирпичного чая надо рассматривать, как серьёзное предостережение, и игнорировать это предостережение не следует ни торговцам, ни местным общественным и торговым организациям, иначе натиск японских коммерсантов в самом скором времени устранит нас с рынков Монголии. А это ни в политическом, ни в экономическом отношении, конечно, нежелательно».

ПЕРЕДЕЛ ЧАЙНОГО РЫНКА И НЕМЕЦКИЕ ПОГРОМЫ 1915 г. 

Большая война всегда ведёт к переделу внешних и внутренних рынков. К 1914 г. чайный рынок Российской империи был поделён между несколькими крупными игроками, возможности вхождения на этот рынок новых игроков были существенно ограничены из-за сильной конкуренции. Выходцы из Германских земель, семья Вогау обосновалась в Российской империи ещё в первой половине XIX в. Первоначально представители семьи занимались торговлей красками, химическими товарами и металлами, одна из ветвей семьи организовывала даже сельскохозяйственное производство. Вогау активно смешивались с другими московскими семьями «русских немцев», что привело к возникновению огромного клана Вогау-Марк-Банза-Шумахер-Руперти (правильнее ядром клана выделять семьи собственно Вогау, Марков и Банза). Известно ещё о Торговой конторе Филиппа Максимилиана фон Вогау (действовавшей при содействии его брата – Фридриха), контора торговала красителями и чаем. Накопив на чае средства, Вогау начали торговать хлопком. Наибольшего расцвета деятельность клана Вогау обретает с созданием Торгового Дома «Вогау и Ко». Торговый Дом «Вогау и Ко» - одна из крупнейших торгово-промышленных фирм в Российской Империи. Основателями Торгового Дома «Вогау и Ко» выступили М.М. Вогау и ревельский** купец В.Д. Лютер. К 1914 г. владельцами являлись близкие родственники: сын учредителя, потомственный почётный гражданин Р.В. Герман, московской 1-й гильдии купцы М.Ф. и Г.М. Марки, британский подданный Э. Шумахер. С 1862 г. Торговый Дом «Вогау и Ко» через посредничество английских чайных фирм занимался закупкой чая на иностранных рынках для последующей перепродажи в Москве и на Нижегородской ярмарке. Чайный бизнес клана Вогау настолько разросся, что его пришлось выделить в отдельное предприятие – Товарищество «Караван». К началу ХХ в. «Караван» по ряду экономических показателей занимал одно из лидирующих мест в чайной торговле, входя в пятёрку крупнейших чаеторговых фирм. Бизнес «русских немцев» из клана Вогау с началом Первой мировой войны оказался под ударом. Чаеразвесочная фабрика и ряд магазинов Товарищества «Караван», правление «Вогау и Ко» на улице Варварке в Москве, жилые дома Вогау и их родственников по улице Воронцово поле и в прилегающих переулках, их имения в районе Лосиного острова и по Савеловскому направлению железной дороги были разгромлены и сожжены в период майских погромов 1915 г. Пострадало немало и другого имущества немецких чаеторговцев по всей России. В ходе борьбы с «немецким засильем» в 1916 г. над фирмой «Вогау и Ко» был установлен правительственный контроль. Рассматривался и вопрос о национализации, правда, безрезультатно. Установление внешнего контроля позволило конкурентам Вогау начать их активное вытеснение с чайного рынка Российской империи. В этих условиях Вогау и их родственники начали сворачивать собственный бизнес, пытаясь спасти остатки капиталов, в том числе, накопленных на чайной торговле. Остатки фирмы Вогау просуществовали до марта-апреля1918 г., однако большая часть хозяйственной деятельности оказалась свёрнута уже к 1916 г. Многим представителям клана Вогау с частью капиталов удалось перебраться в Европу, некоторые остались в Советской России. На фоне хитросплетений событий и экономических процессов, связанных с Первой мировой, вызревали политические события 1917 года. После Февральской и Октябрьской революций страна вступила в новую экономическую реальность. Но это уже совсем другая история…

**От русского названия Ревель эстонского города Таллин. Название Ревель было заимствовано из немецкого (шведского) языка. – прим. Ред.